site link:wow gold,buy wow gold,cheap wow gold,wow gold shopping. site link:wow gold,buy wow gold,cheap wow gold,wow gold shopping. Театр-студия "Подиум" : Поди-умники, или Димитровградский театр по-японски.

Александр Филатов

ПОДИ-УМНИКИ, или Димитровградский театр по-японски.


Димитровградский театр-студия "Подиум" под руководством Владимира Казанджана, на первый взгляд, вполне обыкновенен: вывеска, афиши, кафе, портреты актеров, маленький уютный зальчик, видеозаписи всех спектаклей, которые в фойе можно приобрести на DVD-дисках. Похожих много в столицах. А вот на культурной карте нашего региона этот коллектив - единственный в своем роде.

«Уникальный «репертуарный»

Его уникальность состоит в том что он - не государственный, стало быть, существует не на бюджетные, а на заработанные самим театром деньги. И в том, что по популярности у зрителей он давно обошел официальный городской театр. И в том, что играют в нем не профессиональные актеры, а любители - следовательно, не за деньги, а «на интерес»: учитель русского языка Ольга Троицкая, психиатр-нарколог Сергей Борисов, нииаровский инженер Александр Сауэр и еще два десятка других представителей далеких от искусства профессий. Есть здесь свои безусловные "звезды", любимцы димитровградской публики, и, конечно, харизматический лидер, вот уже несколько десятилетий являющийся художественным руководителем «Подиума» - Владимир Казанджан. Именно под его началом коллектив, которому в нынешнем году исполняется ровно полвека, стал "репертуарным". Именно при нем тогдашний мэр Димитровграда Сергей Морозов подарил театру новое, отдельное здание - прежде актеры-энтузиасты "проживали" в помещении Дворца культуры "Строитель". К слову, не секрет, что «Подиум» - любимый театр нашего губернатора, о чем тот неоднократно признавался в печати. И не случайно одним из первых, кто поздравил Владимира Казанджана со званием заслуженного работника культуры России, присвоенным маэстро на днях, был именно Сергей Иванович. Вся его творческая судьба - лишнее доказательство того, что никто и никогда не может знать заранее, где и как ему суждено пригодиться и прославиться. Призвание - штука тонкая.

«Сладкий яд» театра

- В 1976 году я переехал в Димитровград, в театре же появился в конце 70-х годов, - рассказывает Казанджан. Вначале выступил в качестве актера, однако в 1984 году поставил свой первый спектакль «Поэт и фарисей» по Высоцкому. Режиссером тогда был Александр Воронин, который вскоре передал свой пост мне, перейдя на должность начальника городской культуры. Так я попал "на хозяйство". Поначалу мы ставили всего один спектакль в год, его только и играли по разным поводам. Но потом расширили репертуар, стали выступать регулярно, полный сезон - с сентября по май. В основном по выходным - как минимум, два раза в неделю.

По образованию я – инженер-строитель. В театр пришёл странно и неожиданно, потому что об актёрстве никогда и не помышлял. Дело в том, что с 18 лет я занимался любительским кино, снимал игровые фильмы, с которыми побеждал на областных конкурсах кинолюбителей. В Димитровграде начал с того, что… снимал на пленку спектакли. И однажды режиссер попросил меня подменить заболевшего актера в спектакле "Гнездо глухаря". С этой маленькой бессловесной роли, собственно, все и началось. Театр - страшная сила: вкусишь этого "сладкого яда" и больше никуда от него не денешься. А однажды пришла идея написать сценарий поэтического представления по Высоцкому, которого я всегда любил. Потом поставил большой спектакль по Радзинскому - "Она в отсутствии любви и смерти." Дальше – больше. Опыта не было никакого, только интуиция. Все до сих пор удивляются, спрашивают: «Как же это у тебя получилось?» Сам не знаю, но только совсем скоро я уже просто не мог жить без сцены, бросил стройку и перешёл работать в театр, полностью отдавшись любимому делу.

«Чехов превыше Шекспира»

- Что оказало наибольшее влияние на мое становление в жизни? Пожалуй, барды. В середине 60-х я впервые услышал Окуджаву и испытал настоящее потрясение. С тех пор на моем магнитофоне всегда звучала либо авторская песня, либо "Битлз" Отсюда и любовь к поэтическим представлениям. Я ставил "Боль" по Галичу, ставил спектакль по стихам поэтов-фронтовиков, написанным в окопах. Вспоминаю ту работу, которая называлась "Он не вернулся из боя», с трепетом.

Вообще поэзия - это концентрированная проза. Ей в нескольких строфах можно сказать столько, сколько никогда не скажешь в прозе. И Высоцкий, которому посвящена моя последняя постановка, - несомненно один из лучших поэтов. Бешеная энергетика, которая завораживает сама по себе. Признаться, я очень хорошо знаю его творчество. В советское время сделал самиздатовский двухтомник его стихов, встречался с его отцом, матерью, специалистами по творчеству поэта. Горжусь, что был причастен к выходу его наследия "из подполья". Помню, каким я тогда был самонадеянным, говоря себе «Если не я, то кто?» А сегодня, к моему ужасу, молодое поколение Высоцкого почти не знает. Поэтому, делая премьеру, хотел прежде всего приблизить его к современному слушателю.

Кроме поэзии люблю ставить классику. Особенно Чехова - у нас в репертуаре есть и "Три сестры", и "Чайка", и "Вишневый сад". На мой взгляд, они абсолютно современны - от "а" и до "я". Думаю, что выше Чехова как драматурга вообще никого в мире нет. Даже Шекспиру его предпочитаю, хотя и поставил своего "Гамлета". Играем также спектакли по Островскому. Я и читаю-то в основном только классику - жизнь коротка, с возрастом все чаще ощущаешь дефицит времени, поэтому сегодня беру в руки только ту настоящую книгу, которую в этой жизни просто обидно было бы не узнать. Одна из последних работ - спектакль "Пять вечеров". Скоро мы покажем его в Ульяновске - на предстоящем в марте областном фестивале "Лицедей". Классика это или нет? Я думаю, что да, советская классика.

Одна группа крови

- В последние десятилетие костяк нашей труппы неизменен. Один из актеров, Юрий Исаев, играет здесь уже тридцать лет! Вообще тот театр, который вы видите сегодня, стал создаваться с 1990 года, когда мы придумали себе название. Именно тогда коллектив пополнили почти все нынешние ведущие артисты. Кстати, диплом актера, по моему убеждению, не является обязательным условием. Главное - чтобы те, кто к нам приходит, были, так сказать, одной с нами группы крови. Чисто человеческие качества должны быть, помимо творческих. В чем проблема многих профессиональных театров? Это всегда «террариум гениев» с бесконечной подковерной возней, склоками и интригами, которые губят все хорошее. И я очень этого боюсь.

Не так давно сделал для себя неожиданное открытие. Читая томик Эфроса, натолкнулся на эпизод, рассказывающий о приглашении его в Японию ставить «Вишневый сад». Великий режиссер пишет, что, только прибыв на место, он узнал, что все драматические театры этой страны работают… как и мы в нашем «Подиуме». Правда, актеры там имеют специальное образование но, играя на сцене, не получают зарплаты и, чтобы заработать себе на жизнь, обязательно трудятся где-то еще. В театрах же им платят только во время гастролей, когда они вынуждены отрываться от основного заработка. Вот этот «японский принцип» сегодня позволяет выживать и нам…


«Ульяновская правда» 26 января 2007г.